Про трансгуманизм

Я всё-таки человек, как ни крути. Это достаточно печально, и меня не очень устраивает такая ситуация, но пока так. Альтернатив ещё, так сказать, не изобрели.

С трансгуманизмом у меня отношения сложные. Даже очень сложные. И дело даже не в том, насколько эти идеи осуществимы или неосуществимы в реальности. И не в том, что бо́льшая часть трансгуманистов идёт, условно, в писатели, а не, условно, в нейробиологи. Даже если допустить, что эти идеи осуществимы, у меня есть некоторые вопросы к тому, как они подаются.

Во-первых, у писателей-трансгуманистов слишком часто повторяется сюжетный ход c мерисьюшным сверхчеловеческим персонажем (будь то ИИ, инопланетянин, генномодифицированный человек или чего ещё), который ломает человеческое общество об колено и учит жить «правильно». При этом постоянно рассказывая, насколько он(а/о) лучше жалких людишек и насколько свысока глядит на прогнившую человеческую этику. Это слишком явное «и пророк поведёт народ в новый Эдем прочь от Содома под нами». С одной стороны, мне импонирует критический взгляд со стороны на определённые социальные условности, распространённые в окружающем меня обществе1, но с другой стороны, такой взгляд слишком, условно говоря, «орочий». «Вы не умеете жить правильно, мы вас научим,» — говорили завоеватели всех времён, натравливая на соседей орды ослеплённых их словами фанатиков. Почему «просвещённые» существа, которые по логике сюжета должны быть этически выше людей, ведут себя так же?

Вообще, я различаю субкультуры — в том числе религиозные и околорелигиозные учения (а трансгуманизм для меня как раз является такой «околорелигией» для гиков, в основном атеистов) — в первую очередь не по тому, во что они верят, принимают ли они на веру книгу первого или двадцатого века нашей эры, а по тому, пытаются ли они переделать под себя всех остальных. Учат ли они жить других, пытаются ли насильно обратить в свою веру или истребить, либо же допускают мирное сосуществование. Live and let live, это вот всё. И вот именно трансгуманисты в этом смысле бывают очень разные и высказывают разные идеи по поводу того, что делать, когда их светлое будущее наконец настанет. Запихивать ли в него всех людей без исключения, не спрашивая их разрешения, или «не хотите — как хотите». Я, понятное дело, за второй подход2.

Ну и наконец, тут проблема в том, что ни одна субкультура, пытающаяся убежать от «гнилого человеческого общества», не может в итоге предложить общества именно нечеловеческого. Даже если я не считаю себя принадлежащей той культуре, в которой выросла (а у меня для этого есть веские основания), я всё-таки отдаю себе отчёт в том, что являюсь её порождением; и что даже те ценности и образы, которые принимают адепты этих субкультур, в любом случае порождены человеческой мыслью. Не с неба же они свалились; я ещё не настолько укурилась, чтобы верить, что их подарил человечеству дедушка на облачке или что под боком у человечества жила чужая развитая культура, а потом раз — и пропала. Более того, писатели, выписывающие воображаемые миры и нечеловеческих существ (в том числе и писатели-трансгуманисты), в любом случае ограничены своей собственной человеческой перспективой. Единственная возможность для нас столкнуться с истинно нечеловеческой культурой — это, условно, внезапный прилёт инопланетян, но я не считаю этот вариант достаточно вероятным, чтобы на нём останавливаться.

Мне кажется, я слишком редко употребляла слово «человеческий» в предыдущем абзаце. Может, ещё поупотреблять? Человечное человеческое человечество человечно. Как-то так.

Если же говорить не об этической или психологической стороне вопроса, а о конкретных изменениях, которые предлагают трансгуманисты, то здесь можно выделить четыре основных направления: коррекцию «животного начала», физические и интеллектуальные улучшения, кастомизацию тела под свои нужды и увеличение продолжительности жизни. Напишу кратко, потому что подробный разбор всех моих мыслей на эти темы заслуживает по отдельному длинному посту на каждое.

Первые два стремления я не готова как одобрять, так и осуждать с этической точки зрения. Безусловно, трансгуманисты любят говорить — и в чём-то они, на мой взгляд, правы — что человек «слишком рано стал человеком», что в человеке слишком многое осталось от животного прошлого. Вид Homo sapiens был произведён эволюцией — изначально хаотичным процессом без воли и конечной цели — и был оптимизирован для совершенно других условий существования, нежели современное обществ. Какие-то определённые биологические и технологические изменения, направленные на адаптацию человека именно под современное общество, я была бы готова увидеть. Более того, мы видим зачатки таких технологий уже сейчас. Но я боюсь runaway-эффектов. Боюсь процессов, которые могут произойти в обществе, идущем слишком далеко по этому пути. Designer babies, кастовое расслоение, ещё большее размежевание между развитыми и развивающимися странами, а возможно, и разделение человечества на несколько видов. Обо всём этом уже писали, и лучше меня. Что касается вмешательства в химические процессы, определяющие наше мышление, то тут нужно быть ещё более аккуратными. Слишком уж сложно провести границу между удалением «нежелательных животных пережитков» и перекройкой всей человеческой психики, которая может сделать получившихся существ слишком чуждыми обычным людям.

С кастомизацией же для меня этически всё понятно. Это может звучать радикально для общества, в котором даже смена пола — признака, который в идеальном мире социально не влиял бы ни на что, кроме разве что сексуальных предпочтений — стигматизируется и осуждается. Лично мне в моей внешности многое не нравится, и последние лет семь я изменяю её хотя бы в самых мешающих жить чертах, в рамках, в которых это позволяет сделать современная наука. Вообще считаю смену внешности — в том числе и на нечеловеческую — просто выражением своей индивидуальности, не более обыденной, чем смена одежды или, например, внешности персонажа в MMO.

Наконец, долголетие. Или даже бессмертие. Во-первых, поскольку этот вопрос часто является больным для религиозных людей («Не играйте в бога!»), я хочу сразу предупредить, что в своих мыслях я рассматриваю его исключительно с собственной атеистической, материалистической позиции, в предположении о несуществовании каких-либо других (в том числе загробных) миров, кроме этого. В этом этическом контексте желание продлить своё существование в единственном реально существующем мире мне представляется вполне естественным и понятным. Проблем же, которых я вижу навскидку, здесь три: перенаселение, пресыщенность жизнью и смена поколений.

(Осторожно, дальше следуют обрывочные детско-наивные фантазии.)

Вообще слово «бессмертие» слишком многозначно. Я могу выделить три основных варианта того, что подразумевается под этим словом в фикшене (у каждого из вариантов, в свою очередь, есть подварианты):

  1. Условно «росомашеский» (или, если угодно, «джеко-харкнесский»). Такое существо не берёт вообще ничто, кроме разве что, может быть, тепловой смерти Вселенной. Переживает любые катастрофы и либо неуязвимо физически, либо залечивает любые повреждения. Суицид, соответственно, тоже исключается. В некоторых мифологиях и религиях такими свойствами обладают боги, но поскольку боги обычно рассматриваются как воплощения каких-то абстракций либо свойств мира, а не деятельные существа с личностями и стремлениями, этот вопрос можно дальше не рассматривать.

  2. Условно «эльфийский». Не стареющая и не умирающая от старости, но в остальном вполне себе уязвимая и убиваемая органическая тушка.

  3. Трансгуманизм классический рафинированный. Сознание первично, носитель вторичен. Отсюда имеем синтетические и полусинтетические тела, резервное копирование сознания, «облачное» сознание, управляющее сразу несколькими телами-аватарами, и т.д. Принципиальное отличие от первого варианта в том, что такой субъект может контролировать своё присутствие или неприсутствие в мире, или даже решить самоуничтожиться.

Первый вариант я с негодованием отвергаю. Про это уже всё написано, фикшен с удовольствием эксплуатирует тему «обратной стороны бессмертия» для таких неуничтожимых персонажей, обречённых жить даже в условиях худших, чем смерть. Для меня возможность в любой момент добровольно уйти из жизни является необходимым условием счастья в бессмертии.

Второй вариант мне представляется наиболее просто интегрируемым в существующее человеческое общество. Проблема перенаселения здесь встаёт, но она стоит и в наше время, хотя она более характерна для традиционных обществ (с высокой рождаемостью и высокой смертностью), чем для современных (с низкой рождаемостью и низкой смертностью). Некоторая убыль населения в таком обществе всё равно будет — за счёт убийств, несчастных случаев, катастроф, войн и т.д. — так что какая-то минимальная рождаемость будет нужна просто для поддержки популяции на постоянном уровне. Главная же опасность состоит в том, что такое общество застынет, закостенеет в своём развитии. Я не считаю это самым вероятным сценарием, но это одна из опасностей «сползания не туда».

В третьем же варианте субъекты, по сути, могут расстаться с жизнью только добровольно — что, безусловно, хорошо, если мы примем как этический принцип, что никто не заслуживает смерти. (Я вот не уверена, но и спорить тоже не готова.) Уничтожить такого постчеловека можно, только удалив или физически уничтожив все субстраты со всеми копиями сознания. (И как знать, что они уничтожены действительно все?) Здесь вопрос стоит скорее о качестве жизни в условиях ограниченности ресурсов. А также в том, не сможет ли «администратор сервера» держать в заложниках всё его население, угрожая удалением в случае неповиновения.

Вообще же в обществе бессмертных будет актуальной проблема, уже терзающая человечество сегодня: проблема нехватки ресурсов для растущей популяции. Я не надеюсь на то, что члены такого общества будут добровольно и сознательно ограничивать собственное воспроизводство (такая утопия осуществима разве что в сферической в вакууме стране эльфов). Хотя социальное давление, побуждающее к воспроизводству («тыжедевушкатыдолжнарожать»), более характерно для культурно отсталых обществ и сглаживается с течением прогресса, даже для современных обществ необходима будет перестройка культурных ценностей, прежде чем рождение детей перестанет восприниматься как безусловно положительное явление, ограниченное лишь фактором ограниченности ресурсов — денег и времени. Время менее актуально для долгоживущих существ, а деньги менее актуальны для общества изобилия, о котором тоже грезят трансгуманисты. Кстати, есть опасность, что именно в обществе изобилия (особенно виртуальном, где, по сути, единственным априори ограниченным ресурсом являются вычислительные мощности) может произойти взрывной рост населения: увеличение доступных ресурсов может привести к тому, что население увеличится скачком, заполняя всё предоставленное ему пространство, как идеальный газ, вместо того, чтобы использовать ограниченные ресурсы более обдуманно.

Пока так. У меня есть ещё что сказать, но я банально устала строчить эту портянку. Может, в другой раз.


1 Один из этических вопросов, которым я задаюсь, звучит так: «В чём неправы мы?» Современные люди смотрят свысока на этику обществ прошлого. Одни эксплуатировали рабов, другие сжигали еретиков, третьи считали кого-то людьми второго сорта из-за пола, цвета кожи или сексуальной ориентации. Но мы любим считать, что уж теперь-то мы с этикой разобрались, как когда-то считали наши предки. За что же нас будут судить будущие поколения? Что мы делаем не так сейчас?

2 Кажется, я начинаю понимать, для кого разработчики Mass Effect делали зелёную концовку, при всей её неприемлемости для меня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

To create code blocks or other preformatted text, indent by four spaces:

    This will be displayed in a monospaced font. The first four 
    spaces will be stripped off, but all other whitespace
    will be preserved.
    
    Markdown is turned off in code blocks:
     [This is not a link](http://example.com)

To create not a block, but an inline code span, use backticks:

Here is some inline `code`.

For more help see http://daringfireball.net/projects/markdown/syntax

*