Про беспилотные автомобили

Беспилотные автомобили вызывают у меня беспокойство. Нет, не из-за опасений ДТП.

Дело в том, что они понижают barrier to entry. Почему у человека может не быть личного автомобиля?

  1. Дорого. Человек может быть либо не в состоянии заработать на машину (плюс расходы на топливо, ТО, страховку, etc.), либо в состоянии, но считает, что удобства от машины не оправдывают денежных затрат.
  2. Неумение водить (что поправимо, но это время плюс опять-таки деньги, см. п. 1) или физическая неспособность водить (что уже непоправимо).
  3. Принципиальные и идеологические соображения. За экологию, за продвижение общественного транспорта, велокультуры и т.д.
  4. Просто никуда не ездит, или ездит редко, или только в такие места, куда на велосипеде или общественном транспорте добраться проще. Отчасти перекрывается с п. 1 (больше денег сжигаем, чем экономим).

(В моём случае это все четыре пункта, кстати.)

Из этих пунктов беспилотные автомобили вычёркивают пункт 2, давая возможность ездить инвалидам (или как там по-нынешнему — людям с ограниченными возможностями?) и просто тем, кто не хочет или не может учиться вождению. Как следствие — увеличение числа автомобилей. Как следствие следствия — пробки, загрязнение окружающей среды, помехи пешеходам, велосипедистам и общественному транспорту, а также все прочие прелести избытка автомобилей в городе.

По мне, так нужно не снижать барьеры к владению личным транспортом, а создавать стимулы им не пользоваться.

Про Лукреция

Вообще я восхищаюсь Лукрецием.

Он не пытался подогнать факты под теорию, не выводил теорию из чисто умозрительных построений или каких-то абстрактных принципов математической гармонии, а выводил из наблюдаемых явлений и связей между ними. Это основа современного научного метода — разве что опытов он, по всей видимости, не проводил.

Первые две книги поэмы «О природе вещей» (после этого, увы, Остапа понесло) полны заключений, далеко опередивших своё время: это не только атомы, но и бесконечность Вселенной, и множественность миров, и постоянное рождение и уничтожение миров в атомной пыли, и однородность и изотропия Вселенной (привет подлунному миру Аристотеля), и броуновское движение, и много ещё другого. Мне кажется, подумай он чуть подольше, он бы и до второго начала термодинамики мог додуматься. По крайней мере отправная точка «ломать — не строить» у него есть, но он использует её для обоснования неделимости материи до бесконечности.

Так о великих вещах помогают составить понятье
Малые вещи, пути намечая для их постиженья.

~ «О природе вещей»

Исходя из теорий, основанных на чистых наблюдениях, он разбивает доводы и теорий четырёх классических стихий в различных их сочетаниях, так и альтернативные античные теории вроде гомеомерии Анаксагора. И с точки зрения современной науки оказывается очень во многом прав. Вообще интересно даже смотреть, в чём именно Лукреций ошибся, и почему именно. В основном — из-за того, что не обладал нужными данными на тот момент. Например, ему неоткуда было знать, что Вселенная не существовала вечно, а началась с Большого Взрыва, и «первоначала вещей» не вечны, просто они ещё не успели распасться, им для этого нужны сроки, на порядки превышающие нынешний возраст Вселенной. Если же принять за данность бесконечный возраст Вселенной и невозможность возникновения атомов из ничего, то тогда они действительно должны быть вечными (более того, в фантастике встречаются вымышленные вселенные, в которых это действительно так).

В рассуждениях Лукреция чувствуются качества, которые я очень ценю в людях. Во-первых, это умение проникнуть в суть вещей, связать воедино разрозненные факты и увидеть связь между ними, понять, что они есть разные проявления одних и тех же принципов. У него чувствуется она самая — проницательность, insight.

Во-вторых, это умение говорить о сложном простым языком.

Если вы не можете объяснить это просто — значит, вы сами не понимаете этого до конца.

~ Альберт Эйнштейн

Я и сама, усваивая новые знания, одновременно всегда представляю, как бы я их объяснила «человеку с улицы». Живо, интересно, приводя примеры из жизни. Это Яков Перельман того времени, ей-богу. Пусть даже большая часть его заключений была известна и до него; до Лукреция был Эпикур, а до него — Демокрит. Но от Эпикура до наших времён сохранилось мало что, а от Демокрита вообще ничего, а другие античные учёные писали весьма заумно. Попробуйте почитать, например, «Физику» Аристотеля! А Лукреций на одном дыхании читается. И в этом смысле заслуга Лукреция состояла в распространении учения Демокрита в массы, и во многом благодаря ему оно сохранилось до наших дней.