Про проблему других сознаний

В детстве у меня… странные мысли проскакивали. Тенденция «слишком глубоко задумываться над тем, что того не стоит» прослеживается у меня ещё с тех времён.

Самое первое воспоминание, которое у меня вообще сохранилось, относится к совсем-совсем раннему детству. Помню, как мама возвышалась надо мной — по сравнению с маленькой мной она тогда казалась мне огромной. Слишком большой, чтобы она вся могла быть единым целым. И первая моя мысль, которую я помню, была: «Интересно, человек — это только голова или и тело тоже?»

В чуть более позднем детстве я начала задумываться над тем, что другие люди тоже обладают сознанием, схожим с моим. ведь я смотрю на мир через свои глаза и тем самым не могу посмотреть на себя со стороны. Если бы не зеркала и не фото/видеосъёмка, я бы вообще могла никогда не узнать, как выглядит моя голова или спина, или как я в принципе выгляжу с самых разных ракурсов. В то же время всех остальных людей я могу воспринимать только со стороны. Я не могу залезть к ним в мозги, увидеть и почувствовать мир с их точки зрения, поделиться с ними рецепторными ощущениями на уровне нервной системы.

(А хорошо бы! Надеюсь, когда-нибудь такие технологии появятся.)

И ещё один вопрос был, на который, к счастью, дали ответ энциклопедии: а что находится по другую сторону моего «вьюпорта», передней граничной плоскости моего поля зрения?

Отсюда один шаг до идеи философских зомби, которую я с негодованием отметаю. Но это я сейчас в Википедии про неё прочитала, а тогда, в детстве, я не могла просто взять и сделать подобный логический прыжок. Конечно, я догадывалась, что субъективные ощущения других людей, скорее всего, принципиально не отличаются от моих собственных. Но проверить это эмпирически я, естественно, не могла, да и сейчас не могу.

Чисто гипотетически, например, вполне возможно, что Алиса и Боб субъективно видят один и тот же цвет по-разному. И если бы Алиса могла «заглянуть» в мозг Боба, она увидела бы, что цвет, который она видит как синий, Боб видит так, как она видит красный, и наоборот. Но при этом они всё равно пришли бы к соглашению о том, какой цвет называть синим, а какой красным. Для возникновения непротиворечивых соглашений об именовании достаточно только, чтобы и Алиса, и Боб видели все оттенки того цвета, который в обществе называется «красным», именно как разные оттенки одного и того же цвета. Даже если субъективное восприятие этого цвета между ними будет отличаться. Всё равно они этого никогда не узнают.

One thought on “Про проблему других сознаний

  1. Я в этом плане игностик.

    Ну… существуют, например, игнотеисты. Те, кто, в пику верующим, атеистам и даже агностикам считают, что споры о существовании Бога бессмысленны просто потому, что лишено чёткого смысла само понятие «Бог». Потому что это термин без дефиниции. Самопротиворечивый или в лучшем случае расплывчатый.

    Так и тут.

    Что конкретно подразумевается под вопросом «Чувствует ли другой человек то же самое, что и я?»
    С одной стороны, заведомо нет. Когда я думаю о глубинной сути ощущений и мыслей, то при этом из памяти у меня всплывают МОИ ощущения и мысли. То есть ощущения и мысли для меня — то, что происходит в моём мозгу. Это самоссылающаяся система, в которую процессы мозгов других людей не входят — по крайней мере, напрямую. Можно сказать проще: «Что бы ни происходило в головах других людей, ясно, что МОИХ мыслей и чувств там нет просто по определению».

    Тогда что понимается под вопросом «Чувствует ли другой человек то же, что и я?»
    Соответствует ли материально, объективно часть чужого мозга, функционально ответственная за ощущение красного цвета или за мысли о валюте, аналогичной части моего мозга? Ощущалась бы она точно так же мною в случае её пересадки в мой мозг?

    Ну… нет, наверное.

    Нейрофизиологи ответят точнее, но вроде бы мозги разных людей работают слишком по-разному. У них чересчур разный код.

    Код?

    Интересно, что само это выражение, часто используемое непрофессионалами при разговорах об индивидуальности строения мозга, как бы намекает на нашу глубинную веру в нашу общность. Нам кажется, что где-то под слоем различного шифрования мы всё же одинаковы — просто закодированы по-разному.

    Возможно ли это?

    В принципе, да. Довольно общая генетическая подоплёка, проживание в одном и том же мире, промывание мозга одной и той же культурой через общие языки. Это делает нас одинаковыми или, по крайней мере, взаимопонятными на уровне поведения — бихевиоральном уровне. И это даёт своего рода мостики для утверждения о глубинной общности. Ну, если две книги, на английском и на французском языках, становятся одним и тем же текстом в переводе на эсперанто, то можно утверждать, что и их собственная суть на некотором уровне одинакова?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

To create code blocks or other preformatted text, indent by four spaces:

    This will be displayed in a monospaced font. The first four 
    spaces will be stripped off, but all other whitespace
    will be preserved.
    
    Markdown is turned off in code blocks:
     [This is not a link](http://example.com)

To create not a block, but an inline code span, use backticks:

Here is some inline `code`.

For more help see http://daringfireball.net/projects/markdown/syntax

*